Заложники каменных джунглей. Государство не выпустит россиян из города
Говорят, обещают

Заложники каменных джунглей. Государство не выпустит россиян из города

«В деревню, к тётке, в глушь, в Саратов». Примерно так подумали люди, испугавшиеся коронавируса, и уехали из заражённых и душных городов на природу. Но не в Саратов, где тоже эпидемия, а в сельскую местность в полном современном смысле этого слова. Российская академия народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС), видя подобную тенденцию, заговорила о смене государственного курса по части территориального развития: предложила вливать деньги не в крупные агломерации и точки экономического роста, а в том числе и периферию. Как у нас водится, развивать села планируют через стимулирование индивидуального строительства. Однако провинция — не Москва, её портит не только жилищный вопрос.

Ветер перемен

Коронавирус продемонстрировал изменение в настроениях людей. Спасаясь от болезни и самоизоляции, многие уехали в сёла, деревни, на дачу.

Миссия — спастись от вируса на даче. Фото: 40a.media

По статистике «Авито», во время самоизоляции вырос спрос на аренду и покупку загородных домов. Интерес к долгосрочной аренде коттеджей за апрель увеличился на 213% по сравнению с апрелем прошлого года.

По данным МТС, 15% абонентов из Москвы проводят самоизоляцию за городом. Большинство из них — в Подмосковье.

Дача стала спасением. Фото: inobnya.ru 

Решение вполне логично: когда семья из 3-х, 4-х человек заперта в квартире, то возникают психологические и межличностные проблемы. На даче же всегда есть возможность выйти на улицу, чтобы отдохнуть от семьи.

Эксперты РАНХиГС говорят:

Коронавирус — это болезнь городов. Практически во всех странах мира прослеживается закономерность — очаг заболевания формируется в крупнейших городах, а затем распространяется на периферийные территории с более низким уровнем развития. Реакция на пандемию в форме «бегства» из крупных городов, наблюдавшаяся весной 2020 года в России, заставляет критически отнестись к ставке на стимулирование агломерационных процессов в государственной политике пространственного развития

У страны появился шанс закрепить людей в сельской местности, развить регионы. Но реальность не позволяет.

Глобальный разрыв между селом и городом

Сейчас у нас наблюдается диспропорция по части развития территорий. Поскольку государство вкладывает деньги в города, там есть работа, а зарплаты выше среднего по стране. К тому же в них ведётся активная застройка. Высокие зарплаты, выбор жилья, льготные программы кредитования позволяют людям купить квартиру, завести семью, прижиться в городе.

Село против города. Фото: obsrvr.livejournak.com 

В малых городах и сёлах ситуация обратная. Как итог — молодые и активные уезжают. Разрыв по уровню жизни между малыми и большими городами увеличивается.

Дайте людям жильё

Для молодой семьи важно собственное жильё, поэтому демографические и прочие проблемы государство решает за счёт ипотек (Дальневосточная, Молодая семья и прочее). Большинство льготных ипотечных программ ориентированы на квартиры в многоэтажках на первичном рынке. Мотив государства — поддержать не только людей, но и строительную отрасль. По оценке РАНХиГС, это не отвечает всем запросам людей.

Опрос ВЦИОМ показал, что 66% россиян хотят жить в частном доме. Как отмечают эксперты, после пандемии процент увеличился. На это повлияла не только самоизоляция, но и переход на формат удалённой работы, который во многих компаниях закрепился.

Интерес людей к загородной недвижимости подтверждает и ажиотаж вокруг льготной программы «Сельская ипотека». Денег, выделенных государством на субсидирование программы, Россельхозбанку хватило на месяц, а Сбербанкуна один день. Однако, как отмечают риелторы, сейчас люди с одобренной ипотекой не могут выбрать жильё — приличных предложений нет.

Если следовать за людским мнением и настроениями, то государству надо заняться развитием сельских территорий. РАНХиГС предлагают сделать упор на развитие индивидуального жилищного строительства и распространить бесплатную передачу земельных участков по модели «дальневосточного гектара» на все регионы, где наблюдается отток населения.

Но этого мало. Мало дать людям жильё, им надо дать работу и развитую инфраструктуру.

Рассуждаем

Для примера возьмём среднестатистическую семью: папа, мама, двое детей. Они живут в стандартной небольшой городской квартире. Семья устала от тесноты, городской пыли и воздуха с примесью тяжёлых металлов. Они готовы переехать в сельскую местность. Жилищный вопрос — не вопрос. Можно продать городскую квартиру и построить дом.

Однако, посмотрев на село, отпадает желание туда ехать. Речка, грибы, ягоды, свой огород, свежий воздух и раздолье детям — всё прекрасно. Но надо решать насущные вопросы.

Сельский пейзаж манит, но проблемы сильнее. Фото: twitter.com

В первую очередь — работа, чтобы семья не пропала с голоду. В селе не такой большой выбор: продавец местного магазина, фермер, почтальон. Возможно, есть местные предприниматели, которые возьмут рабочим на пилораму.

Вариант — удалённая работа, которая развивается, но ещё не стала массовой. Для удалённой работы нужен стабильный интернет. Не каждая деревня может им похвастаться. Сильный ветер или гроза иногда лишает сёла не только связи, но и электричества.

Вторая проблема — образование для детей. Понятно, что семья выберет село со школой. Но вопрос в качестве образования. Часто в сельских школах не хватает учителей. О дополнительном образовании речи не идёт. Уроки фортепиано, секция бокса, робототехника и программирование остались в городе.

Медицина — ещё одна причина остаться в городе. Был семейный врач — был приём больных. Уехал врач в город — нет приёма больных, едь вслед за врачом в город. Учитывая, что дети могут болеть до 10 раз в год (двое детей — 20 болезней в год), не очень удобно. Если нет машины, то впору получать медицинское образование и лечиться самостоятельно.

Сельская больница. Фото: zen. yandex.ru

Особняком вопрос финансирования. Для сельских жителей обычное дело «скидываться» на починку общего водопровода, дороги, прокладку тротуаров и детские площадки. Потому что ручеёк бюджетных средств, пока течёт от центра к окраинам, пересыхает.

Мы сейчас описали конкретную ситуацию, а не гипотетическую. Она не говорит за все сёла в стране, но иллюстрирует проблему. Чем ближе населённый пункт к городу, тем меньше подобных проблем. Возвращаемся к вопросу агломераций. Жизнь в пригороде часто не отличается от жизни в городе. Стимулируй государство ИЖС, коттеджи вокруг городов вырастут как грибы, что никак не поможет обратному оттоку населения. В вопросе развития села важен системный подход, который затронет все сферы жизни.

Люди живут по велению души, а не государственной указке

В феврале 2019 года утверждена стратегия пространственного развития России на период до 2025 года. В центре внимания — экономические центры, именно им будут выделяться деньги. По задумке, это же поможет малым городам и сёлам, которые находятся в окрестностях.

Алексей Кудрин, рассуждая о реформах, которые должны развивать экономику, тоже упомянул о создании административных единиц, подобных Москве.

Нам нужно создавать крупные агломерации и зачастую сейчас больше уделять внимание вложениям государственных инвестиций в горизонтальные связи между регионами, а самое главное — в объединение нескольких крупных субъектов РФ. Можно создать крупную агломерацию мирового уровня, сопоставимую или хотя бы приближающуюся к Москве и Петербургу вокруг Екатеринбурга. Там есть Пермь и Челябинск, есть другие крупные регионы. Можно создать Поволжскую крупную агломерацию

Сейчас вскрываются противоречия государства. Одна часть власти ратует за обратный отток населения в сёла, развитие заброшенных территорий, запускает соответствующий нацпроект и льготную ипотеку под рекордные 3%. В то же время другая нацпрограмма развивает экономические центры. Получается перетягивание людей противоречивыми целями. Учитывая, что согласованности властей нет, часть задач так и останется невыполненной, ведь мало похватать по макушкам, надо докопаться до самого корня зла, понять, почему люди, мечтая жить за городом, продолжают платить огромную ипотеку за 25 квадратных метров городской квартиры.

И швец, и жнец, и на наш Дзен подписался.