«Рубль вырастет в начале года»: сезонность валютных курсов – реальность или миф?

Алексей Прокопьев Алексей Прокопьев
3 минуты чтения
Комментировать

Если вы интересуетесь валютными курсами и прогнозами по ним, то наверняка встречали утверждения вроде «в конце года рубль, как правило, слабеет» или «российская валюта традиционно начала год ростом». А о том, что в августе рубль склонен падать, знают все. Но не являются ли такие суждения следствием «психологической травмы», отголоском событий 1998 года (когда рубль обвалился в августе) и 2014-2015 годов (когда рубль обвалился в декабре, а потом восстанавливал позиции)? Или же в курсах валют действительно проявляется сезонный фактор – прямо как в ценах на огурцы? Давайте разбираться.

Что скажет статистика?

Для начала посмотрим на историю валютных курсов по паре доллар-рубль. Кажется, первый же взгляд подтверждает сезонную теорию – за последние двадцать лет (2001-2020 года) самым неудачным для рубля месяцем оказался август (16 раз доллар рос и только 4 раза падал). Правда, почти таким же страшным (13 случаев роста, 7 – падения) был и ноябрь, о котором вроде бы никаких страшных историй не рассказывают. Следующие по неблагополучности для рубля месяцы – май и январь.

Курс рубля к доллару с 2008 года. Фото: moex.com

Лучший месяц – апрель (12 случаев падения доллара, 6 – роста, 2 «нейтральных» случая, когда курс почти не менялся). Также чаще удачными оказывались февраль, март, сентябрь и октябрь – на каждый из этих месяцев приходится по 11 случаев падения доллара и от 5 до 7 случаев его роста. А вот декабрь, что бы там кому ни казалось, нейтральный месяц (в 9 случаях доллар рос, в 11 случаях падал), то же самое относится к июню и июлю.

Таким образом, при желании статистику можно трактовать как в пользу сезонности рубля, так и наоборот, определённого ответа мы тут не получили. Попробуем поспрашивать экспертов валютного рынка.

Самосбывающееся пророчество

Операционный директор казначейства УБРиР Владимир Зотов отрицает сезонную предопределённость и указывает на то, что сторонники этой теории, ожидая падения рубля, скажем, в августе, могут сами же его и подтолкнуть.

Комментарий эксперта:
Существует такое понятие, как самосбывающееся пророчество. К его проявлениям можно отнести склонность людей массово скупать доллары в попытках защититься от снижения национальной валюты, что неизбежно влечёт повышение курса иностранной валюты

Про самосбывающееся пророчество упоминает и шеф-аналитик ГК TeleTrade Пётр Пушкарёв, добавляя, что крупные игроки могут использовать этот эффект в спекулятивных интересах: продавать валюту по высокому курсу, для которого нет объективных причин, и вскоре выкупать её назад по более низкой цене. Эксперт указывает, что и в валютной динамике последних недель (в частности, ноябрьском падении рубля) нет влияния сезонного фактора.

Комментарий эксперта:
При обвалах западных бирж владельцы капиталов опасаются и выводят деньги с развивающихся рынков – России, Индии, Бразилии, ЮАР. Недавний пример: когда биржевые индексы США и Европы в последнюю неделю ноября дрогнули при появлении штамма «омикрон», но вскоре успокоились, доллар сделал кульбит, поднявшись на те же несколько дней выше 75,50 рублей. Но дальше рынок не поверил ни в отключение России от SWIFT, ни в военную эскалацию вокруг Донбасса, ни в большую ссору России и США (где Конгресс ещё и снял с повестки санкции против «Северного потока-2» и госдолга) – и доллар быстро опустился на полтора-два рубля ниже пиков

«Всякий раз детали, составляющие пазл по рублю, занимают разное положение, вот и пазл собирается по-разному. Нет одного волшебного или секретного ингредиента, тем более сезонного, который бы определял курс рубля», — говорит Пётр Пушкарёв.

Нет дыма без огня?

Однако в экспертной среде есть и иное (не сказать, чтобы противоположное) мнение – сезонность в валютных курсах имеется, но она не является определяющим фактором.

«Ретроспективный анализ курса доллара к рублю отражает наличие сезонности, — утверждает начальник отдела глобальных исследований «Открытие Инвестиции» Михаил Шульгин. – Это можно объяснить присутствием сезонности в динамике счёта текущих операций РФ за счёт влияния внешней торговли. В первом квартале каждого года профицит счёта текущих операций обычно максимальный в году, так как импорт после Нового года снижается, а потом в течение года растёт опережающими относительно экспорта темпом».

Курс рубля зависит от импорта и экспорта. Фото: pharaohsolutions.com

Несколько лет назад влияние на курс рубля могли оказывать также регулярные выплаты по внешнему долгу (государственному и в ещё большей степени частному). Для того, чтобы расплатиться вовремя, компании покупали доллары, тем самым повышая курс американской валюты к рублю, а самые крупные выплаты всегда приходятся на декабрь. Впрочем, и тогда этот фактор нельзя было считать первостепенным, а с 2014 года он понемногу сходит на нет, поскольку внешний долг и, соответственно, выплаты по нему сокращаются. Например, в декабре 2021 года все выплаты составят 12,3 млрд долларов – это примерно в полтора раза меньше того объёма валюты, которая торгуется на Московской бирже всего за один день.

Комментарий эксперта:
Использовать фактор сезонности для прогнозирования будущей динамики валютного курса следует с большой осторожностью. Такие факторы как санкции или, например, пандемия коронавируса сезонности не имеют, но их влияние на динамику курса рубля является весьма ощутимым

Резюмируем: однозначно назвать сезонность колебаний рубля мифом нельзя, но, даже тем, кто склонен её принимать, приходится считать этот фактор второстепенным и сопутствующим. В основе своей валютная динамика определяется текущими экономическими и политическими реалиями, а не числом и месяцем на календаре.